Cancer Treatment Medical Assistance

Cancer Treatment Medical Assistance

From Yuriy Pastyrsky

I am raising donations for my dear friend Oleksiy Ivanov in Ukraine who is fighting melanoma cancer and in desperate need of proper treatment.

Support this campaign

Subscribe to follow campaign updates!

More Info

Oleksiy Ivanov (Alex) battle for survival story, written by his wife Galina

The life of Oleksiy and his loving and outgoing family was turned upside down by a small birthmark. Ten years ago, it was removed from my Oleksiy’s left shoulder blade due to its color change. The surgery was performed in Lviv’s Regional Oncology Center (Ukraine).

   

But in 2018, the disease began to progress. Oleksiy noticed a swelling under his left arm. In January 2019 a doctor from Israel happened to be in Lviv, Ukraine  and after examining the history of the disease he was shocked and outraged: due to doctor’s negligence during the surgery in 2009 they did not remove the lymph node, which caused cancer to spread.

Then the “hell” began: first surgery, in three weeks – the second one. The doctors insisted on the treatment with Interferon (stimulating immunity to fight the disease), saying “that he had lived with it for 9 years and so we’ll proceed the same way”. Interferon treatment is poorly tolerated by patients. In two and a half months of this treatment, the patient’s body was not able to cope with the disease.

During December 2018 and January 2019, we practically lived in the hospital. During the treatments Oleksiy had high fewer, every day he would wake up with a temperature over 39 ° C (102.2°F) Subsequent treatment with Interferon was stopped. The doctors suggested to make a computer tomography, but in order to make it in Lviv’s Oncology Center, we had to wait for 3-4-weeks. Oleksiy even asked his doctor if “he had those 3-4 weeks to live”,but the doctor calmly answered -“I don’t know”.

We urgently signed up to the nearest date in a private clinic. According to MRI results, Oleksiy had a tumor that strongly affected the nerve. The left arm was practically paralyzed. Oleksiy was constantly complaining to the doctors about his pain in the left arm and armpit, but in their opinion, it was a side effect of the treatment. We were meeting with oncologists, and I was getting the impression that they were not sure how to go further, they did not know if they should remove the new tumor. They decided on chemotherapy treatment.

There is a lot of information about melanoma on the Internet, and there was much written about the chemotherapy, especially Dacarbazine treatment being not effective. The disease was progressing very rapidly. But we made an appointment with a chemo-therapist, knowing about the ineffectiveness of Dacarbazine, hoping that Ukrainian medicine is developing, and perhaps there is some alternative medication. Our hope faded... The treatment was prescribed. To my remark about Dacarbazine being not helpful, the doctor agreed but said “he couldn’t help as there was no other medications to prescribe”.

The first chemotherapy took place on January 14, 2019. Oleksiy felt worse, the pain in his arm was intensified. After the chemotherapy, the temperature was remaining over 39˚С (102.2°F) for weeks. More and more time he spent lying in bed saying it was easier to tolerate his arm pain in such a way. He would say he felt well, although I understood he just did not want to upset me. It's impossible to find the proper words to explain how painful it was to see my husband extinguishing in front of my eyes, and I was not able to help him.

RECOMMENDED TREATMENT:

Then we met a medical doctor from Israel and on January 27, 2019. Oleksiy was examined in Tel-Aviv., Israel. According to the results of the examination and after consulting with the professor-oncologist, we found out that Oleksiy had high chances of recovery if he was treated with the recommended medications. The professor emphasized, if we delay treatment, my husband could lose his left arm. Within two weeks we were able to purchase the first batch of medication 30 days’ supply by using up all the savings and donations from our family friends and relatives. These two weeks of waiting were the worst in our lives. I saw how hard it was for Oleksiy, in the morning I went to work – he was in bed, when I came home, he was still in bed, he had no appetite, he lost weight. I saw his father hiding his tears and trying hard to support his son and keep him from despair. We felt strong support from Israeli doctors who asked about Oleksiy’s health condition, assured that everything would be well, only patience was needed.

We have a positive attitude: even in three weeks of taking medicine (as predicted by the professor-oncologist) the pain in the left arm diminished, oedema and reddening went down. We have a good response to treatment, which is already a great success. Oleksiy’s melanoma is BRAF - positive.  “BRAF” is a kind of mutation that gives us additional opportunities for treatment. These possibilities are target treatment. In more than 80% of people with the same diagnosis, they lead to complete remission. The medicine works directly on melanoma cells, connects with them, blocks and kills them.

REQUIRED MEDICATION:

Dabrafenib 75 MG CAPSULE AT RECOMMENDED DOSE ON 150 MG TWICE DAILY

Trametinib 2 MG TABLET AT RECOMMENDED DOSE ON 2 MG ONCE DAILY

DABRAFENIB COSTS $65.23 PER 75 MG CAPSULE, $260.93 PER DAY, $7306.10 PER 28 DAY COURSE.TRAMETINIB COSTS $298.70 PER 2 MG TABLET, $298.70 PER DAY, $8363.60 PER 28 DAY COURSE.

PRESCRIBED TREATMENT IS AT LEAST ONE YEAR, WHICH BRINGS THE COST OF MEDICATIONS TO OVER $200,000.00.

ALL DONATIONS WILL BE DIRECTLY TRANSFERRED TO OLEKSIY FOR THE PURCHASE OF NECESSARY MEDICATION.

It is very urgent to purchase next month supplies of both drugs to continue Oleksiy’s fight for his life. In the fight against cancer there is no draw, there is only one winner. We are ready to fight with Oleksiy and we strongly believe we will overcome everything!

Алексей Иванов (Alex) – история битвы за выживания, написанная его женой Галиной.

Жизнь нашей любящей и дружной семьи перевернула с ног на голову маленькая родинка. Удалили ее еще десять лет назад над левой лопаткой по причине изменения цвета во Львовском государственном онкологическом региональном центре.

Но в 2018 году болезнь начала прогрессировать. Алексей заметил отек под левой рукой. (Забегу немного вперед;в январе 2019 года проездом во Львове был врач из Израиля, и после осмотра документов истории болезни его возмущению не было предела. Наши врачи в 2009 году сделали только расширенную операцию, во время которой должны были удалить сторожевой лимфоузел. Этого они не сделали).

И все завертелось: одна операция, через три недели - вторая. Врачи настояли на лечении Интерфероном (стимулирование иммунитета для борьбы с болезнью), говоря 9 лет он с тем прожил и дальше идем тем же путем. Лечение Интерфероном тяжело переносится пациентами. За два с половиной месяца организм сам дал понять, что на этой схеме лечения он не справляется. В декабре 2018 года и в январе 2019 года мы практически жили в больнице. У Алексея и во время лечения поднималась температура, а тогда он ежедневно просыпался с температурой под 39˚С (102.2°f). Дальнейшее лечение Интерфероном прекратили. Врачи предложили сделать компьютерную томографию, но чтобы сделать это во Львовском онкодиспансере нужно было подождать очередь в 3-4 недели. На вопрос Алексея врачу – «а у меня есть время в этих 3-4 недели», врач спокойно ответил – «я не знаю».

По рекомендации срочно записались на ближайшую дату в частную клинику. Согласно результатам томографии у Алексея есть новообразование, которое сильно давит на нерв. Левая рука практически не рабочая. О боли в левой руке и в подмышке Алексей жаловался врачам постоянно, но по их мнению, это была побочная реакция на лечение. Встречаемся с врачами-онкологами, и у меня складывается впечатление, что они не уверены каким путем идти дальше, не знают ли вообще удалять это новообразование. Принимают решение о лечении химиотерапией.

В Интернете есть много информации о меланоме, и также много написано о том, что лечение химиотерапией, а именно препаратом Дакарбазин, не является эффективным. Болезнь прогрессирует очень быстро. Но идем на прием к химиотерапевту, зная о неэффективности Дакарбазин, с надеждой, что медицина в Украине все же развивается, и, возможно, у нас уже используются другие препараты. Наша надежда угасает... Назначают этот же препарат. На мое замечание, что Дакарбазин не помогает, врач соглашается и говорит- «а что мы должны делать, других препаратов не имеем».

Первую химиотерапию приняли 14 января 2019р. В дальнейшем Алексею становилось все хуже. Боли в руке усиливались. После химиотерапии до недели времени держалась температура до 39 ˚С (102.2°f)  ежедневно. Все больше времени он проводил лежа в постели, объясняя это тем, что ему так легче переносить боль в руке. Говорил, что чувствует себя хорошо, хотя я понимаю, что не хотел говорить как ему трудно, чтобы лишний раз меня не расстраивать. Словами невозможно передать, какую душевную боль я терпела, когда видела, как на глазах угасает твой любимый человек, а ты ничего не можешь сделать.

Рекомендуемое лечение:

Далее состоялась встреча с доктором из Израиля и 27 января 2019 года мы уже были на обследовании в Тель-Авиве. По результатам обследования и после консультации с профессором-онкологом узнаем, что имеем высокие шансы на выздоровление, если будем лечиться препаратами по их рекомендации. Профессор подчеркивает, если будем оттягивать лечение, мой муж может потерять левую руку. Но от стоимости лечения просто темнеет в глазах - 200 000,00 долл США в год. Лечение продлится минимум год.

В течение двух недель мы смогли приобрести первую партию лекарств на 30 дней, используя все сбережения и пожертвования от наших друзей и родственников. Эти две недели ожидания были самыми тяжелыми в нашей жизни. Я видела, как трудно было Алексею, утром иду на работу – он лежит в постели, прихожу с работы - он дальше лежит, аппетита нет, худеет. Вижу тайком слезы  отца Алексея, котрый пытается что силы поддержать сына и не дать ему упасть в отчаяние. Мы чувствовали сильную поддержку со стороны израильских врачей, которые спрашивали о состоянии здоровья Алексея, уверяли, что все будет хорошо, только надо набраться терпения.

Имеем позитивную динамику: даже за три недели принятия лекарства (как и прогнозировал  профессор-онколог) уменьшились боли в левой руке, сошли отеки и покраснения. У нас есть хороший ответ на лечение, что уже является большим успехом.Меланома Алексея Браф позитивна."Braf" - это некоторая мутация, которая дает нам дополнительные возможности для лечения. Эти возможности - это таргентные препараты. В более чем 80 % людей с таким же диагнозом они приводят к полной ремиссии. Препараты работают непосредственно на клетки  меланомы, соединяются с ними, блокируют и убивают их.

Необходимые лекарства:

Dabrafenib 75 мг капсула в рекомендуемой дозе по 150 мг дважды в день

Trametinib 2 мг таблетка в рекомендуемой дозе по 2 мг один раз в день

Dabrafenib стоит $ 65.23 по 75 мг  капсула, $ 260.93 в день, $ 7306.10 за 28 день курса.

Trametinib стоит $ 298.70 по 2 мг таблетка, $ 298.70 в день, $ 8363.60 за 28 день курса.

Продолжительность лечение составляет не менее одного года, что приводит к тому, что стоимость лекарств составляет более 200,000.00 долл. США.

Все пожертвования будут переданы непосредственно Алексею для приобретения необходимых лекарств.

Очень срочно нужно приобрести эти препараты для продолжения лечения и борьбы Алексея за его жизнь. В борьбе с онкологией нет ничьей, есть только один победитель. Мы готовы бороться с Алексеем и мы твердо верим, что мы все преодолеем!

Campaign Wall

Join the Conversation

Sign in with your Facebook account or

Help Yuriy raise $200,000 by making a donation.